Tags: Будни.

(no subject)

Лежала у меня мертвым грузом вязальная машинка "Северянка". А вчера я ее неожиданно продала через авито. Для меня это непривычно. Обычно ненужные вещи безжалостно выбрасываю или отдаю, если новое. Машинка - вещь серьезная, как-то рука не поднималась вынести ее к мусорным контейнерам. И уж тем более заниматься размещением объявления, встречами-просмотрами ленилась. Честно предлагала машину подругам, но тщетно, ее никто не хотел.
Под лежачую Северянку вода не течет. Устыдившись собственной инертности, выволокла из-под кровати этот кофр, похожий на футляр со складным пулеметом и покрытый вековой пылью, и устроила обалдевшей вязальной машине фотосессию. Чтоб как у Михалкова:
- корову продашь?
- покупай, коль богат. Корова, гляди, не корова, а клад!
В придачу посулила подарок: нитки и книжку по вязанию.
И был вечер, и было утро... Звонок застал меня на диализе:
- продаете вязальную машинку
- да, - неуверенно отвечаю
- когда можно приехать
- вам посмотреть?
- нет, нам купить.
- ???!!??, - сегодня и приезжайте, договорились.
Приехали, осмотрели, сторговали с меня 100 рублей и всё! Это ж надо! И при деньгах, и под кроватью приятная пустота образовалась.

Пусть он хмур был и зол, но шел...

Сегодня мной была покорена вершина с 19-этажный дом. День не задался с самого начала. День, когда с утра диализ ласковым вобще не назовешь. А тут подозрительно распахнуты двери подъезда, мрачные люди возле почтовых ящиков кучкуются, в основном пожилые.
Двери лифта меня встретили рыданиями, по ним текло откуда-то сверху и что-то трещало. Старушки участливо объяснили, что на пятом этаже прорвало трубу, теперь лифт не будет работать, пока не высохнет, а это как минимум два дня.
С мыслью, что лучше гор могут быть только горы, я начала свое восхождение. Наскальные рисунки оказались абстрактны и неинформативны. Ни тебе "Здесь был Коля", ни элементарного Цой жив, даже номера этажей не проставлены (видимо, чтоб не нарушать общую концепцию, так сказать, баухауса, этого статистического минимализма, этой простой, не отягощенной лишними деталями эстетики ).  Мысленно я несла с собой флаг, чтоб водрузить его на вершине. Воздух становился все разряженней и разряженней (давление у меня и на равнине стабильностью не отличается), на плечах уже уселся небольшой слоненок, а за ноги цепко ухватились какие-то твари (в темноте их не разглядеть). Так мы и шли:  я, флаг, слоненок и живность неопределенная. Последние удручали более всего. Я знала, что завтра они меня здесь будут поджидать.
Собрав остатки сил, открыла дверь на внешний балкон, посмотрела вниз и ощутила радость, которую испытывает каждый альпинист хоть раз в жизни. Так в их ряды попала и я.